Про неверную жену

Семейный лекарь

Жил да был один заводчик,
руд железных разработчик.

Он носил пенсне без стекол,
отзывался на Софокл.
В мудрецы, хоть не годился,
все же именем гордился.

Был при деньгах, при делах,
прижене да при дитях.
Социяльный весь набор,
был исполнен с неких пор.

Жизнью честно наслаждался.
Без излишеств все старался.
Чтобы не переедать.
До обеда только спать.

А жена, как родила,
еще больше расцвела.
Красотою всех пленяла.
Мужу всеж не изменяла.

У заводчиков не зря,
распорядок строгий дня.
Нужно многое успеть,
чтобы в деле преуспеть.

Конкурентов победить.
Коньюктуру изучить.
Дебет с кредитом сравнить.
Детки с нянькою резвятся.
Муж на службе рад стараться.

А жена одна сидит,
все скучает да грустит.

Как-то осенью сырой,
тот Софокл простудился.
Сгоряча влетел домой,
ледяной воды напился.
Насморк где-то подхватил.
Ноги, чтоли промочил.

Раньше истопил бы баньку.
С веничком и братом Ванькой.
Четверть лихо б раздушили.
И про хвори все б забыли.

Но прогресс, в лице жены,
не велит уже, увы.

-Лекарь есть у нас столичный.
До таких проблем привычный.
Государя и министров,
без проблем и очень быстро,
врачевал он при дворе.
Так хвалили его мне.

Всех научных заведений,
медицинских академий,
и общественных палат,
он бльшой лауреат.

Говорят, что он француз,
и еще служитель муз.
Гимны пишет на латыни.
Уважает с юга дыни.
Пьет шампанское вино,
и играет в домино.
Либеральный элемент,
протестант, интелигент.

Вмиг составили посланье.
Дали денщику заданье.
Разыскать и передать.
Барин начал де хворать.

Так столичное светило,
в дом жена и пригласила.

У заводчика жены,
имя было хоть куды.
От него всегда страдала,
называлася Варвара.

Барбарой себя велела,
называть, и все хотела,
заграничных всех манер.
Лишь с французов брать пример.

Вот и вышел ей конфуз,
-к нам идет такой француз.

Муж в горячке сам лежал.
Громко кашлял и чихал,
И тихонечко стонал:
«Мне бы водки с чесноком,
да на речку с ветерком.
Искупатьсч в полынье,
сразу будет легче мне.

-Только варвары желали,
что б их в проруби купали.
Не научный то подход,
проповедует народ.

К варварам себя Варвара,
никогда не причесляла.

Медицинское светило,
уже к дому подходило.
Постучало в ворота.
Прокричала дворня:»Да,
отворено заходите,
нас вы, сирых,извините,
барин слег,» и вот жена,
отворяет ворота.
Гостя радостно встречает,
и к больному провожает.

Все уселись за столом.
Был народу полон дом.

Брат Ванюша прибежал.
И в гостинной час скучал.
Он французкое леченье,
очень, даже уважал.

Друг заводчика Ираклий.
От простуды делал капли.
Взглядов был патриотичных.
Вел себя всегда прилично.

Нянька деток уложила.
Поприсутствовать решила.
На диване сам Софокл.
И хозяйка, возле окон.

У француза вдруг спросили:
» Вы представится забыли».
Поклонился низко он,
- мое имя Соломон.

Впечатление, как гром,
- это ж царь был Соломон.
Самый умный и богатый.
Вроде, сам явился он.

Все шептали.О да А.
-Вишь, какая к нам звезда,
занеслась издалека.

Лишь заводчик хохотнул:
» Я, чуть было не заснул.
Я Софокл, ну и что.
Ведь не падает никто.»

Что бы паузу прервать,
и неловкость, чтоб замять.
Нужно что-то про природу,
иль про ихнюю погоду.

После гостя и послушать.
- Не изволите ль откушать?

- Кто больной здесь, вижу я.
И обязанность моя,
его сразу осмотреть.
А потом уж будем есть.

Элегантно кейс раскрыл.
Чем-то там пошурудил.
Для ушей рожок достал,
и больному приказал:

» Ну-ка батенька, зевните,
язычок свой покажите.
Не дышите на меня.
Заразиться мне нельзя.

Долго слушал, изучал,
по колену постучал.

- Вижу, здесь я скверный случай.
У вас небыло падучей?
- Что вы, доктор, никогда.
- Скоро будет, не беда.

Нужно мне пронаблюдать,
Вас, голубчик, деньков пять.
Ведь в науке исключенье,
очень частое явленье.

К вам я буду приходить.
За теченьем, чтоб следить.
Нужно, чтобы он лежал,
и с постели не вставал.

Чтоб Софокл не слыхал,
почти шепотом сказал:
» Человек же не медведь.
Может ведь и помереть.

Был в предверии падучей,
у меня забавный случай.
Старичок один сидел,
и лечиться не хотел.

После помер от невроза.
То есть печени цироза.»

- В чем забавность приключенья?
- Дык в отсутствии леченья.

- Если есть у вас касторка,
двадцать капель на ведерко.
На тощак ему давать.
Да, еще побольше спать.

Изучу его натуру.
Тогда выпишу микстуру.

Жизнь есть что? один момент.
Музыкальный инструмент.
Кто на ем играть умеет,
никогда не заболеет.

Вашу хворь мы одолеем.
Излечить ее сумеем.
Но расходы предстоят.
Я и сам тому не рад.

Уж откланяться спешу.
Вас на завтра запишу.
Ужинайте без меня.
Я не ем уже три дня.

Профилактика такая.
От подагры помогает.

Нужен мне ингредиент.
Для микстуры элемент.
Перстом в небо указал.
Назидательно сказал:

«Errare humanum est,
бог не выдаст свин не съест.
Veni, vidi, vici.
Все, до новой встречи.

Светски сухо поклонился.
В двери вышел, растворился.

Быть реакция должна .
На такие, вот дела.
Но, какая? Все не знали.
Оттого сейчас молчали.

Бабка, чай, что подносила,
из угла заголгсила:
» Захворал кормилец наш.»

Друг Ираклий лишь сказал:
» Больно складно, уж наврал.»

А хозяйка возразила:
» Что вы, это ж гранд науки.
Муж попал в надежны руки.

Все поникшие сидели.
Друг на друга не глядели.
Вроде вышел приговор,
А не светский разговор.

Лишь хозяйка от волненья,
не скрывала восхищенья.
- Видно дело свое знает.
По латыни все читает.

Впечатленье на Варвару,
произвел француз не даром.
Одевался словно франт.
К обольщенью был талант.
Ярким стало все вокруг.
То любовный был недуг.

Потемнело за окном.
Опустел Софокла дом.

Все тихонько почивали.
Вовсе не подозревали,
Что хозяйка вся в слезах.
Так печалится о муже,
что самой, уж лекарь нужен.

Рано утром встал Софокл,
и собрался на работу.
То хозяйка увидала,
и в истерике кричала:
» Что же ирод ты творишь,
почему уже не спишь?»

Все рыдала и ругалась.
Уложить в постель пыталась.

Имя славное носил.
Видно тоже мудрым был.
Отказался от леченья,
для супруги развлеченья.

-Выпускник интернатуры,
сам пусть пьет свои микстуры.

Так ушел он на завод.
Контролировать доход.

Барбара затосковала.
Как же быть, она не знала.
Как французу объяснить?
Как заставить приходить?

Шустрый тут один лакей.
Доложил подробно ей.
Что француз, мол приходил,
да микстуру приносил.

Но ответили ему:
» Нет Софокла щас в дому.»
Обругал француз господ.
Вот такой вот поворот.

От любовного недуга,
тут слегла сама супруга.
Делать нечего и вот,
снова к ним француз идет.

К ложу хворой он подходит.
Глаз своих с нее не сводит.

- Я диагноз без осмотра,
не имею права дать,
и ресепт нарисовать.

- Муж на службе, как всегда.
И оплатит все счета.
Осмотри меня скорей.
И ресептов не жалей.

Так любовь их состоялась.
Но не долго продолжалась.
Снова барбара рыдала.
- О, как низко я упала.

Тот француз был шарлатан.
другом был ему обман.

Деньги брал и не стеснялся.
Делал вид, что он старался.
Все визиты наносил,
да микстуры приносил.

Бабка нянька все шутила:
» Этот лекарь и меня,
исцелил бы за два дня.»

А мораль у этой басни,
о животной вобщем страсти.

Коль любовнейший недуг,
у жены случится, вдруг.
Рядом должен быть супруг!

А не в проруби купаться,
или с водкой упражняться.


Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.